Финляндия. Река Лиекса. Отчет

Рассказ составлен Дмитрием Максимовым по впечатлениям и воспоминаниям о сплаве по финской Лиексе с 4 по 19 августа 2012 года.

История нашего похода начинается со встречи старых и новых друзей-попутчиков на Ленинградском вокзале и разгрузки присланного с газелью снаряжения: 4-ёхкатамаранов, одной байдарки и прочей утвари, крайне или не очень необходимой в водном походе.

Проход на платформу к другим отходящим поездам, и как оказалось проезд для путешествующих с велосипедом, частично оказались перегорожены горой походного скарба. Удивительно, как это всё достаточно непринуждённо, хотя и с большими усилиями размещается в плацкартный вагон. Вот он — водный поход: от загрузочного фитнеса футболка уже вся мокрая, даже без контакта с водой.

В ожидании организатора водного десанта в Финляндию Светы Серовой, Алексей Иванов вспоминает забавные истории об удачных попытках успеть на свой поезд во времена прежних походов. Но Света не предоставила повода для новой лёшиной истории и за полчаса до отхода поезда, подхватив одну вязку вёсел, повела за собой всех на посадку в вагон.

Маленький на вид, но вместительный автобус стоял в ожидании отъезда группы водников за границу с другой стороны от Московского вокзала площади Восстания в Санкт-Петербурге. Два часа утренней погрузочной зарядки и единомышленники снова в пути на встречу покорения финской реки. Бензин для мотора, сосиски и кофе — для души.
— Мы торопимся. По плану надо быстро пройти границу, собрать суда, выпить чаю с бутербродами и выйти…, подгоняет всех Светлана.

Но парни с заправки финские и сосиски они готовят также неспешно, как об этом говорят в анекдотах. Размеренность финского парня, который готовил сосиски нашему отряду и на обратном пути, была видна каждому невооружённым глазом. В итоге, опять успели на обратный поезд в Москву.

Граница на замке. Как и всегда. Но ржавый замок работает исправно. Документы проверили несколько раз, но быстро. Финские пограничники тоже старались: делали всё быстро, но вышло опять медленно. Два часа пересекали границу туда и полтора на обратном пути. Зато путь открыт для велосипедистов! Вот они и катаются через границу.

Колбаса, сыр, хлеб, капуста, картошка, рыба (свежая и копчёная), водка, водка, пиво, пиво, пиво — что ещё нужно команде, в арсенале которой припасено 10 спиннингов с наборами блёсен и наживки? Всё это грузится в автобус из приграничного финского универсама Призма, что в Иматре, городе недалеко от границы.

Ах да, рыбакам ещё нужна лицензия! Непременно за 90 евро, чтоб лосося, да не одного. Но то, что в Лиексе — городе на нашей реке не оказалось таких дорогих лицензий, было знаком того, рыба будет соответствующая. Так впоследствии и оказалось. Мы поймали всех трёх щук и 20 окуней. Зато как было вкусно!

Попав на финскую землю, обретаешь финские повадки, и, кажется, даже время не торопится и вместе с ним и всё вокруг вместе с тобой. Поэтому уже и не торопишься собраться сегодня и, команда встаёт лагерем в соседстве с не ожидавшими такого нашествия отдыхающим в своём трейлере финнами. Только Катя и Андрей, тщетно пытаясь синхронизироваться с москвичами, собрали байдарку в этот же вечер и переживали, что не успеют исправить допущенные при сборке байдарки ошибки. Однако уже на утро, оставив далеко позади основной состав участников сплава доукомплектовывать свои суда и, прихватив магазинный улов, отправились искать подходящее место для приготовления наваристой ухи.

Но всё-таки, преодолев все препятствия: дождь, пиво и прочие сложности, незадолго до ужина экипажи вышли в путь и начали прокладывать маршрут, кто, вспоминая, а кто и осваивая навыки владения вёслами. И вот, не пройдя и четырёх километров, катамараны причаливают к месту предполагаемой стоянки, но условного знака в виде ароматной ухи нет, и в поисках коков путь продолжается дальше к другому берегу озера, где стоянка оказалась занятой другими рыбаками со своей ухой. Наша же уха ждала своих едоков уже давно, и она стала приятным вознаграждением за первый утомительный, но удачный ходовой день.


— Рисовая каша без тушёнки раз! Рисовая каша без тушёнки два! — раздаётся призыв к ужину усталых и пока ещё разборчивых в еде путников.
— Миски вряд! — пытается всех построить Андрей.
— Рисовая каша с тушёнкой! — всё настойчивее зовёт он к ужину.
— Последний свисток на раздачу добавки, и Катя отправляется мыть кан! — как же он заботится о товарищах!
Солнце медленно, как всегда по-фински, опустилось за горизонт, луна светит, на озере штиль, кан вымыт, Света с зоркостью кошки читает в сумерках книгу детям вслух (может быть, она знает её наизусть), Дима купается в озере, Алексей взбодряет всех прогнозом погоды:
— Сначала одна капелька, затем две, на другой день три, после становится холоднее, а Солнце потом — в воскресенье, … возможно.

Перебравшись на следующее утро на другой берег с шикарным песчаным пляжем, весёлая команда ловит остатки хорошей солнечной погоды в перерывах между дождиками и купается в пока ещё тёплой воде. И вот он — сбывшийся прогноз, дождь с завидным постоянством стучит о крышу палатки, собирает воду в большой тент походной кухни, взгляды устремлены в небо с надеждой найти просвет в сплошных облаках. Только жёлтый свет палатки вселяет ложное чувство радужной погоды. А от холода спасает взятая с собой в спальный мешок бутылка с горячей водой потихоньку делясь отобранным у костра теплом.

Но природа, дав испытания отважной команде сырой холодной погодой, отблагодарила рыбаков двумя щуками, подогрев азарт замерзающих речных охотников. В предвкушении больших уловов, продемонстрированных местными финнами с моторной лодки (4 жирные форельки), байдарка и один катамаран перебрасываются на внутреннее озеро. Однако все продолжают довольствоваться закуской из искусно засоленной Алексеем рыбы, купленной на распродаже в «Призме».
В редких промежутках наводящей в течение двух дней тоску мороси ребята тренируют свои умственные претензии забавными головоломками.
Вот одна из них:

Четыре товарища знают, что на них на всех надеты четыре колпака, из которых два белых и два чёрных. Всё устроено так, что свои колпаки они не видят, снять и по-смотреть нет возможности, между собой разговаривать не могут, и при этом Алек-сей видит колпаки Андрея и Джексона, Джексон видит колпак Андрея, а Андрей с Була-том не видят ни кого.

Задание: под угрозой страшного наказания для всех один из товарищей должен про-явить максимум сообразительности и в течение пяти минут сказать, какой на нём колпак. Кто он?
Решение оказывается вполне логичным и оригинальным. Если сами не решили, спросите ответ у Джексона.

Но самой большой головоломкой оказалось решить вопрос о том, готовить ли гречку на ужин с завтрака, но с тушёнкой или рис но на завтрак, но со сгущёнкой, но с ужина или наоборот, но послезавтра. Каждый дежурный, столкнувшийся с этой дилеммой, решал этот вопрос с определённой долей сомнения, но всегда одинаково, вызывая при этом выражение несогласие адмиралтейства. При этом его громкое обезличенное «спасибо дежурным!» за вкусное блюдо звучало всегда.

Но вот на озере стало появляться течение, река оживилась и поделилась шёпотом приближающихся порогов. Сцепленные для безвёсельно-моторного движения катамараны расплываются в разные стороны, готовясь войти в бурлящую реку. Наполненная после прошедших дождей водой река с лёгкостью выносит друзей в гавань перед порогом «Осиновый», где нас как всегда ждёт подготовленная для размещения туристических групп стоянка, оборудованная навесом, очагом для костра, оригинальными таганками, напиленными дровам и комфортным чистым туалетом с туалетной бумагой. Все эти удобства оказались здесь благодаря бережному отношению народа Финляндии к природе и заботе её правительства о развитии туристической инфраструктуры. Все эти блага нисколько не испортили пребывания российских туристов, а даже совсем наоборот, наполнило их чувством благодарности в частности за предусмотренный топор для колки уже напиленных и аккуратно сложенных в продуваемую поленницу полений.

И надо же, в лесу аборигены соорудили смотровую вышку с тем, чтобы пытливым туристам было куда забраться и сделать фотографии на фоне природных красот Суоми, куда мы и отправились в экспедицию по туристическим тропкам, мощёных в болотистых местах удобными для ходьбы досками. А мостки те, как и лавочки вокруг очага, скреплены деревянными костылями, а не гвоздями, чтобы крепче было соединение и случайно не поранить нежные места, досочки все подогнаны по уровню и снята фаска на торце последней дощечки. Всё так просто — а как приятно!

Дорога к смотровой вышке проходит через совсем нетронутую черничную полянку. И тут-то мы стали поглощать эти сизые ягодки, застряв на ней и не желая продолжать путь, наверное, на полчаса. Черника, голубика, брусника — все готовились к нашему приезду в Финляндию, и мы на протяжении всего маршрута с наслаждением отдались искушению сладостного вкушения лесных витаминов.

К вечеру все собираются у костра, поудобнее усаживаются на скамейку перед импровизированной сценой, драпированной занавесом из бумажной скатерти, и представление начинается. Дети, с присущей им искренностью, небольшим стеснением и воодушевлённостью демонстрируют сымпровизированные сценки и номера. Мастерски подобранное освещение, мерное потрескивание костра, подыгрываемое шумом воды в реке способствуют проникновенной игре актёров, встреченной зрителями радостными аплодисментами.

А десертное наслаждение приготовленными под управлением Миши Вараксина блинчиками, сдобренными собранной детьми и подслащенной сгущёнкой черникой, завершили очередной походный вечер.

Водный маршрут продолжается. Катя с Андреем, присоединившееся к нам в Питере, уходят на своём двухместном «Красном Вьюне» на встречу с друзьями с заданием пополнить запасы стремительно кончающегося зелёного змия. Красиво прошли ребята через бурлящую струю порога «Осиновый» [Haapavitja] и, помахав восхищённым вооружившимся фото и видеотехникой зрителям, собравшимся на вантовом мосту, скрылись за излучиной полноводной Лиексы.

Вдоль берега появляются финны со своими рыболовными снастями и с важным видом закидывают их в реку ближе к перекатам порога. Зачем они это делают…. Непонятно. Явно они по-русски не понимают, что рыбы здесь нет.

А катамараны проносятся мимо незадачливых размеренных финнов по порогу и словно необъезженные скакуны пытаются сбросить своих матросов-наездников в пучину волны. Особо прыткому, хотя и веками обкатанному на разных широтах и реках скакуну «Солнышку», получившему свою кличку благодаря ярко жёлтой расцветке, появившейся под воздействием солнца, удалось-таки однажды сбросить Андрея — своего капитана. Но смелый экипаж семьи Котенко, взяв на борт усиление с байдарки «Намбер Ван» матроса Тихона, быстро вернул капитана на капитанский мостик.

Байдарка «Намбер Ван» хорошо набирает скорость, пробивает волну носом и достойно выходит из порога, изрядно покачавшись на волне и захлебнув через край фартука не-много воды, которая тут же была откачана всегда приготовленной для этого кружечкой. Запланированная спасательная операция отменена за ненадобностью.

Перед порогом «Девичья коса» [Neitikoski], на котором обосновались любители родео на каяках, расположился стационарный кемпинг, где наши уже наши натренированные путники делают небольшую передышку, пользуясь благами современной цивилизации: забегаловка с едой, пивом и кофе, а также сувенирами. И душем, даже раздельным для девочек и мальчиков. Не каждый может похвастаться душевой кабиной в походе, а вот нашей экспедиции повезло несказанно: душ был словно по волшебству материализации мысли развёрнут лёгким движением руки и установлен на полянке среди мокрых от дождя палаток. Даже грелка с леечкой нашлась. Но всё это было упаковано и более не пыталось найти практического применения.

Следующая остановка у порога Сиикакоски [Siikakoski]. Эта стоянка знаменательна тем, что для того чтобы её занять, всем пришлось преодолевать бурное течение реки при переброске на противоположный берег. Это была настоящая битва с течением, над которым наша отважная команда одержала безоговорочную победу.

Сплавившись ещё пару километров по течению, флотилия покидает заповедник Руунаа, по которому проходила основная часть маршрута. Невозмутимую зеркальную гладь воды красиво рассекает нос байдарки, оставив далеко впереди себя связку катамаранов, отдавшейся в движение силой двухлошадного мотора. Слегка притопленные высокой водой островки с по-сиротски расположившихся на них соснами провожают нас горделивым взглядом.

Течение Лиексы приводит весёлую сплавную братию к очередному островку цивилизации — информационному центру заповедника Руунаа и придорожному кафе, где никак не рассчитывали на изголодавшихся по бутербродам из свежего хлеба туристов. Было очень удивительно осознать, что в лесной глуши с готовностью и доброжелательством предоставят справочные материалы, покажут обзорный широкоэкранный фильм о красоте финского карельского края и даже предложат приобрести сувениры — поющих неподдельным голосом птиц, вероятно обитающих в этих краях.

И вот впереди снова порог и снова лагерь перед порогом. Осматривая окрестности стоянки, туристическая тропа приводит нас к лесному озеру [Persauslammit] с островками, образованными поросшим на его поверхности мхом. Высокую опасность оказаться провалившимся в трясину поджидает решивших взойти на них любопытных странников. Это понимаешь только когда замеряешь глубину озера тонким стволом засохшей сосны: стоя на краю островка длинный, около 5 метров, шест полностью уходит под воду. Тишина поражает своей откровенной глухотой: еле слышно только собственное дыхание или случайно залетевшую муху или назойливого комара. Ни птиц, ни лягушек, ни сверчков — только полная абсолютно беззвучная тишина.

Вечером, сменив развёрнутый на стоянке пленер, где дети, достав все свои карандаши и фломастеры, отдаются художественному творчеству, тишину нарушают спортивные возгласы соревнующихся команд по игре в пионербол.

В середине августа день убывает стремительно — около 15 минут в день, поэтому края поля игры обозначают чайными свечками, а мяч ловят на удачу. От этого страсти игры становятся накалённее, а возгласы радостнее.

Искупавшись в брызгах завершающей на маршруте гряды порогов, суда отдаются течению реки и лениво разворачиваются в ходе естественного сплава и причаливают на живописном песчаном откосе к последней перед сборами стоянке. Уже ставшей привычной тишину финской природы в семь часов утра с первыми лучами солнца разрывают ревущие бензопилы местных лесников, прорежающих лесной массив на другом берегу. Какие же они настойчивые и производительные: техногенная мелодия бензопилы замолкает лишь на время залива бензина в бак или на получение инструкций от суровой бригадирши.

Ещё немного вниз по Лиексе и сворачиваем вправо — вверх по одному из её притоков реку Йонгун [Jongunjoki] с очень слабым течением и большой системой озёр с живописными лужайками и сказочными домиками.
Очередное испытание на последнем километре пути заходит незаметно на уже бывалых к концу сплава походников. Как бы исподтишка набухшая тяжеленная туча, не успев полностью зарыть припекающее солнце, ливневым дождём опрокидывает на них весь свой водяной запас. Слегка сопротивляющееся солнце пытается напоследок скрасить путь едва различимой радугой и через минуту полностью скрывается, оставив всех посреди озера один на один с ненастьем. Экипаж байдарки, изрядно промокнув, причаливает к одному из прибрежных поместий и, правильно поняв надпись на висящей на двери дома табличке Tervetuloa (добро пожаловать), прячется от дождя под крышей веранды. Сцепленные катамараны под мерное бурление мотора продолжают свой путь дальше и вскоре скрываются от байдарочной тройки в пелене дождя, который, подыгрываемый грозой изливает свою мокрую душу ещё полчаса.
В паре километров от компактно расположившегося лагеря со странным названием анти-стапель отправившимися в разведку Маринами был обнаружен лесной ресторан с душем и прилегающими к нему домиками. Аналог российского дома отдыха. Очень дружелюбные финны с откровенным дружелюбием, но с не менее откровенным удивлением встречают российскую команду из 23 человек и кормят всех традиционным финским обедом с брусничным вареньем с привкусом имбиря.
Совсем рядом проходит сохранившаяся часть военных укреплений линии Маннергейма, которая хранит в себе тяжесть напряжённости Белой войны 1939 года, но мирно порос-шей соснами и пряча у себя грибы, чернику и бруснику.
Солнце даёт шанс просушить напитавшиеся водой суда, упаковать их в дорожные сумки, подготовить их в обратный путь. Быстро сложив окроплённые напугавшим утренним дождём палатки, сонные путешественники стартуют в долгий обратный путь.
Конец похода отмечен праздником дня рождения организатора похода Светы. Подарки, цветы, добрые пожелания, оставляют трудности погрузки снаряжения позади. Копчёная рыбка и портвейн из «Призмы» — лучшее угощение для приглашённых на праздник гостей-туристов в плацкартном вагоне поезда Санкт-Петербург — Москва.
Поход окончен. До новых встреч!
Флотилия похода была сформирована из следующих команд экипажей:
Катамаран «Адмиральский»: Алексей, Олег и Михаил Ивановы; Светлана, Алёна и Васи-лиса Серовы
Катамаран «Солнышко»: семья Котенко — Андрей, Елена, Никита, Денис и Данил
Катамаран «Непотопляемый»: Михаил и Александра Вараксины; Марина и Юля Стрель-бицкие, Евгений Шапиро (Джексон)
Катамаран «Моторный»: Марина и Василиса Логиновы, Булат, Андрей Шкода
Байдарка «Намбер Ван»: семья Максимовых — Дмитрий, Татьяна и Тихон
Байдарка «Красный Вьюн»: Андрей, Екатерина Доброчаевы

Ходовых дней:
Длина маршрута:
Общий перепад высот: 8
82,3 км
23 м

, ,

Пока нет комментариев

Добавить комментарий

Войти с помощью: